September 2nd, 2021

[записочки]

Я была непослушным ребенком, даже не то что непослушным, но шаловливым. У меня в голове всегда были тысячи идей о каком-то приколе, как бы их назвали сейчас пранками. Хотя я так пишу, как будто это куда-то делось...
Как-то, мне было лет 7-8, может даже девять. Я уже должна была более-менее сносно писать, поэтому думаю 8-9. Мама у меня работала в универе, поэтому вставать ей надо было рано. А отец, журналист, у него был более странный график и он, как и я, думаю предпочитал попспать подольше. Но иногда работа звала, поэтому приходилось рано вставать. И вот я обнаружила, что отец пишет маме записки с просьбой разбудить его, что-то вроде "Оля, разбуди меня в ... пожалуйста". И в мою голову пришла гениальная идея.
Я нашла целую кипу бумаги, похожей на ту, на которой была написана папина записка. И сделала кучу шаблонов (больше десяти точно) этой записки с разным временем, которое мне казалось более правдоподобным для папиной просьбы. В планах у меня было тихонько положить эту записку где-то, и чтобы мама разбудила папу раньше обычного, или позже обычного... Тут надо сказать, что думаю, мама никогда бы не повелась на мой почерк. У меня почерк был еще неустоявшийся и детский, а у папы просто ужасный. И думаю, даже сейчас я бы его никогда не смогла скопировать достоверно.
Как бы там ни было мой план прогорел не на почерке, а на том что я плохо спрятала эти записки, и мама, и папа их благополучно нашли. Они поржали знатно, мне даже совсем не досталось, а записки еще долго лежали на столе напоминая мне об этом.

***

А еще у нас в семье было строгое правило не читать переписку или дневники чужих людей. Я помню мама мне много раз говорила, что я могла оставить свой дневник на столе, и она бы туда даже не заглянула. Тогда мне не очень в это верилось, но не могу сказать, что всякие записки и письма и дневники я прятала от мамы. Так что доверяла я ей больше, чем нет.
А вот отчиму нет. Он вырос совсем с другими ценностями. Как-то он брал у меня мой очень новый телефон с 32-голосовой полифонией, чтобы поиграть и "послушать музыку", а потом стал спрашивать меня о том, кто такой М. и пойду ли я с ним на свидание. То есть он прочел все мои сообщения. Меня это взбесило очень, потому что никто в семье у нас так не поступал. Но я об забыла на какое-то время. Потом он еще что-то похожее учудил, и я решила действовать. Но я не хотела, чтобы мама оказалась в середине моего розыгрыша, поэтому я ее спросила, что, мол, нормально ли, если я отчиму устрою небольшой урок. Мама решила, что прайваси есть прайваси, и дала мне свое благословление.
В зале у нас возле стены стоял огромный стол, на котором были кучи маминых учебников и методичек и мои учебники тоже. Стол был очень скользкий, и тетради часто падали у стены, откуда их вечно надо было выуживать. И вот я выбрала учебник и тетрадку, написала записку "Нике" такую, которую по-моему мнению мог бы написать мальчик. Вставила записку в тетрадь так, чтобы она оттуда торчала. И "уронила" тетрадь с учебником под стол.
Прошло несколько дней, а моя ловушка не работала. Я абсолютно про нее забыла. И вот как-то я прихожу из школы.  Захожу в зал, а там мой отчим с этой тетрадкой и запиской. Нету слов в русском языке, чтобы описать тот грозовой красно-пунцевый цвет, которым налилось его лицо. В записке было просто написано "Дядя Коля, невежливо читать чужие записки". Отчим орал, плевался и был в ярости. Скоро пришла домой мама. Он был уверен в том, что меня ждала хорошая взбучка, но моя мама лишь сказала "а ведь правда невежливо". Больше мой отчим не читал моих записок и смсок.